Бывший банкир Беджамов подал в Лондоне иск к сотрудникам А1
Содержание
  • Английский суд не одобрил методы работы А1
  • Дело ведет А1
  • Реклама на билбордах, где изображен бывший банкир Беджамов, больше похожа на охоту за головами, чем за активами
  • Документы и информация не должны быть использованы в других процессах

Бывший банкир Беджамов и Внешпромбанк уже давно не сходят с новостных полос ведущих СМИ. Такой всеобщий интерес к этой истории обусловлен целым рядом обстоятельств. Во-первых, Внешпромбанк входил в топ 50 банков России по размеру активов. Неудивительно, что его банкротство стало одним из самых известных в истории банковского дела в РФ. Дыра в балансе банка после отзыва лицензии оказалась рекордной – около 3 млрд долларов США.

Во-вторых, после того как к главному акционеру банка Георгию Беджамову были предъявлены обвинения, в том числе уголовного характера и требования по погашению задолженности банка – субсидиарная ответственность – дело приняло не совсем обычный оборот. Поиск активов Беджамова, который заблаговременно уехал сначала в Монако, а затем в Великобританию, взяла на себя частная компания А1, входящая в Альфа-Групп.

Это был первый случай, когда Агентство по страхованию вкладов (АСВ), государственная корпорация, перепоручила свои функции на сторону на коммерческой основе. Напомним, что по закону о банкротстве АСВ осуществляет функции конкурсного управляющего, а также фактически выступает от имени банкротящегося банка во всех спорах и судебных процессах с целью пополнения конкурсной массы и защиты интересов кредиторов банка.

Однако после многочисленных злоупотреблений со стороны сотрудников АСВ, в том числе грубых нарушений законности, зафиксированных прокуратурой, исков со стороны кредиторов, интересы которых оно должно защищать, АСВ было вынуждено как-то менять свои методы работы. В рамках таких, прямо скажем, неоднозначных новаций в том числе появились и частные охотники за активами беглых банкиров. И первым среди них стала компания А1.

Английский суд не одобрил методы работы А1

Высокий суд Англии и Уэльса, где разворачивается судебный процесс против Георгия Беджамова, в рамках которого уже был наложен предварительный арест на все его средства, не одобрил методы работы компании А1. Надо сказать, что бывший банкир Беджамов уже давно жаловался на незаконные по отношению к нему действия А1. А сейчас дело дошло до того, что он подал иск к сотрудникам А1, в котором утверждает, что они организовали за ним и его семьей слежку, а также предпринимали другие неправомерные, унижающие его человеческое достоинство действия (harassment).

К таким действиям со стороны А1 господин Беджамов в том числе относит и довольно специфическую рекламную кампанию, которую развернула А1. Это и публикации в российской прессе, и билборды в зале вылета международных российских аэропортов, и мощная рекламная кампания в Великобритании. Надо сказать, что судья Сара Фальк, ведущая дело Беджамова в Высоком суде в Лондоне, не одобрила методы работы А1 в Великобритании, заявив, что (по британским понятиям) это не является «нормальным».

Дело ведет А1

Судья Сара Фальк прежде всего была озадачена тем, что АСВ практически передало все полномочия по ведению дела в суде против Георгия Беджамова компании А1, которая не является стороной в данном деле. При этом судья даже предупредила АСВ, что оно не может просто так «самоустраниться» из этого процесса, подменив свое участие участием А1.

Адвокат, представляющий в этом процессе Внешпромбанк (т. е. оплаченный А1 и представляющий интересы А1 и АСВ), пыталась возразить, что мол, по ее мнению, нет ничего предосудительного в том, чтобы осуществлять наблюдение за «известным мошенником». Судья Фальк тут же одернула ее, заметив, что совершенно неуместно называть господина Беджамова «известным мошенником», поскольку судебный процесс в Лондоне продолжается, и даже приговор по его делу в России еще не вынесен.

Недоумение лондонской судьи вызвало также то, что весь судебный процесс со стороны истца не только полностью финансируется за счет А1, не являющейся стороной в деле, но и контролируется этой организацией в «ежедневном режиме». И что АСВ обращается по всем вопросам за инструкциями и консультациями к А1.

Реклама на билбордах, где изображен бывший банкир Беджамов, больше похожа на охоту за головами, чем за активами

К «ненормальным» действиям со стороны А1 судья Сара Фальк отнесла и рекламную кампанию в Великобритании. В рамках этой кампании, в частности, давались объявления в таких газетах, как “Evening Standard” и “City AM”. Однако, наиболее курьезным и «ненормальным» было размещение огромных фотографий Георгия Беджамова и его сестры Ларисы Маркус, возглавлявшей Внешпромбанк, на грузовиках, курсировавших по Лондону. На специально изготовленных билбордах были большие фотографии Беджамова и Маркус с объявлением вознаграждения за любую информацию о местонахождении их активов.

Хотя такой способ рекламы и является весьма курьезным и, как установил лондонский суд, «ненормальным», однако нельзя сказать, что с формальной точки зрения, он явно нарушает какие-то законы. Кроме, пожалуй, законов о защите достоинства личности, о нарушении которых бывший банкир Беджамов и подал иск против сотрудников А1 в Лондоне. И тем не менее, давайте попробуем разобраться в этом по существу.

Понятно, что в документах (кроме документов следствия), в которых содержится какая-то информация об активах господина Беджамова или кого бы то ни было еще, как правило, не бывает фотографий владельца активов. Кроме этого, в случае Георгия Беджамова можно с большой долей уверенности утверждать, что он не приходит куда-либо лично для того, чтобы распорядиться своими активами. Это можно сделать и в режиме удаленного доступа, и через специально уполномоченных представителей по доверенности. Это тем более так во время коронавируса.

Таким образом, личное опознание господина Беджамова не может быть использовано для поиска его активов. Другое дело, если вместе с поиском активов пытаются найти и его самого. Но тогда возникает законный вопрос о том, кому и зачем это нужно? В лихие времена рейдерских захватов 90-х в России применялся весь арсенал далеко неправовых средств давления на физических лиц с целью отъема у них собственности. А именно в эти времена набрала свой опыт и окрепла компания А1.

В этом смысле иск Беджамова о харрасменте со стороны сотрудников компании А1 может быть совсем не лишен оснований. Сам Георгий Беджамов неоднократно заявлял о слежке за ним и постоянной угрозе безопасности и жизни. Ввиду такой опасности английский суд даже разрешил ему вдвое увеличить размер средств, которые он может брать из арестованных сумм и тратить на обеспечение безопасности себя и своей семьи.

Больше того, господин Беджамов считает свое дело политическим и опасается покушения на него по типу покушения на Сергея Скрипаля в Солсбери. Лондонская полиция также выражала свои опасения относительно безопасности Георгия Беджамова в апреле 2019 года.

Документы и информация не должны быть использованы в других процессах

В англо-американской правовой системе существует такой инструмент судебного процесса, как раскрытие (discovery/disclosure), в рамках которого одна из сторон может запросить другую сторону предоставить все имеющиеся в ее распоряжении документы и материалы по этому делу. И другая сторона по решению суда должна этому подчиниться. Так и произошло в начале процесса по делу Беджамова, когда в марте 2019 года по решению суда назначенные судом юристы и представители А1 и Внешпромбанка получили в одном из офисов Лондона, где работал Георгий Беджамов, несколько электронных устройств (в том числе телефон Беджамова), а также более 500 тыс. различных документов.

Причем по определению суда эти документы могут быть использованы только в рамках данного судебного процесса и никакого другого. По всем признакам, эти документы могут сыграть большую роль и в других процессах, которые ведет А1 против господина Беджамова в других юрисдикциях. Хотя и А1, и представители Внешпромбанка (т. е., АСВ) дали требуемые от них гарантии о том, что они не будут использовать эти материалы в других процессах, похоже, даже у английской судьи есть серьезные сомнения на этот счет.

И действительно, трудно ожидать от А1 и АСВ такого требуемого от них по указанию английского суда джентельменского поведения, когда они, использовав документы только в означенном процессе, положат их под сукно и не будут туда заглядывать, занимаясь другими судебными тяжбами с тем же самым фигурантом. Скорее всего можно предположить обратное, что, воспользовавшись неосведомленностью английского суда о своих далеко идущих планах, А1 и АСВ получили доступ к важным конфиденциальным документам, на основе которых они будут строить все свои последующие наступательные действия против господина Беджамова.