СИДН с Кипром: новый протокол подписан 8 сентября 2020 г.
Содержание
  • Предыстория вопроса
  • Путин принимает решение
  • Сложный путь переговоров и подписанный Протокол к СИДН с Кипром
  • Что дальше?

Предыстория вопроса

Кипр уже давно является главной оффшорной юрисдикцией для российского бизнеса. Причем и для малого, и для среднего, и для самого что ни на есть большого. Республика Кипр давно и прочно занимает первое место среди стран, откуда приходят инвестиции в российскую экономику. И это совсем неудивительно, если принять во внимание тот факт, что приходят эти «иностранные» инвестиции со счетов оффшорных компаний, открытых российскими бизнесменами на Кипре.

Конечно, нейтральный статус и теплый средиземноморский климат этой страны, а также традиционно дружественное расположение киприотов к россиянам сыграли здесь свою роль. Но главной причиной возникновения такой ситуации, безусловно, был очень выгодный режим вывода капитала из РФ на Кипр в виде дивидендов и уплаты процентов по кредитам. По условиям Соглашения об избежании двойного налогообложения, заключенного между РФ и Республикой Кипр в 1998 году (СИДН с Кипром), налог на выплату дивидендов на Кипр можно было оптимизировать до 5%, а на проценты по займам свести до нуля.

Путин принимает решение

Однако российские власти решили эту лазейку закрыть. И вот в марте 2020 года Путин дает указание изменить условия СИДН с теми странами, которые выступают в качестве оффшоров для российского бизнеса. Теперь, по мнению российской стороны, все выплаты процентов и дивидендов, осуществляемые российскими компаниями в иностранные юрисдикции, должны облагаться налогом в 15%. Попал под эту раздачу и СИДН с Кипром.

Переговоры с соответствующими странами, как водится, начались незамедлительно. Правда, отреагировали на эту инициативу разные страны по-разному. Если, например, Мальта и Люксембург отнеслись к этому более или менее с пониманием, то с Кипром все выглядело совсем иначе.

Сложный путь переговоров и подписанный Протокол к СИДН с Кипром

Кипрская сторона заняла жесткую позицию и никак не хотела соглашаться на новые правила игры, предлагаемые РФ. Впрочем, ничего удивительного здесь нет. Ведь Россия является для Кипра одним из основных источников инвестиций. А новые налоговые правила неминуемо приведут к оттоку капитала из этого облюбованного российским бизнесом оффшора. Многомесячные переговоры так ни к чему и не привели. И тогда 3 августа российская сторона заявила о том, что выходит из СИДН с Кипром в одностороннем порядке.

Это произвело на Кипре настоящий переполох. Киприоты попросили провести еще один раунд переговоров. В Москву спешно выехала высокопоставленная кипрская делегация. 10-11 августа в Москве прошли соответствующие встречи и обсуждения, в результате которых (куда деваться?!) кипрская сторона согласилась на российские условия.

И вот 8 сентября в Никосии во время визита министра иностранных дел России Лаврова был подписан Протокол к СИДН с Кипром, где значится увеличение налога на дивиденды и проценты по кредитам «у источника» до 15%. Протокол должен быть ратифицирован до конца года и вступить в силу с 1 января 2021 года.

Что дальше?

Хотя российские чиновники трубят победу, радоваться здесь особенно нечему. Эти изменения ударят прежде всего по малому и среднему российскому бизнесу. Для этого сегмента Кипр как оффшор будет закрыт. Для «институционных инвестиций, а также публичных компаний…» — читай для большого бизнеса, сделали исключение. Налог для них по-прежнему останется в размере 5%. Нововведения также не коснутся доходов по еврооблигациям, облигациям российских компаний, а также займам, предоставляемым иностранными банками.

Таким образом, пострадают мелкие и средние российские предприниматели. Для большого бизнеса Кипр по-прежнему останется тихой оффошрной гаванью. Новая редакция СИДН с Кипром в этом плане радикально ничего не меняет. Крупные российские компании по-прежнему будут облагаться по ставке 5%. А если проявить определенную смекалку, то можно не платить даже этого. Например, через гарантированные кредиты.

Ведь кроме всего прочего, новые условия не распространяются на выплату займов, предоставленных иностранными банками. Предположим, что какая-то российская компания размещает в кипрском банке крупный депозит. Затем кипрский банк выдает в размере этого депозита кредит этой российской компании. В результате проценты, уплачиваемые этой компанией по такому кредиту, не будут облагаться налогом в России и в итоге будут возвращаться к той компании, которая разместила депозит.

Изменения, внесенные в СИДН с Кипром, неизбежно ухудшат и без того не радужный инвестиционный климат России. Это понимают в том числе и некоторые кремлевские чиновники. Так, например, возглавляющий Счетную палату Алексей Кудрин выразил свое «сожаление» по поводу такого оборота дел, который, по его мнению, повлечет за собой снижение «стимула к сбережениям и ухудшение взаимоотношений России с другими юрисдикциями».